×
*

Могли стать чемпионами, но сами всё испортили. Почему у «БМВ» не получилось в Ф-1?

*

Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio. Поделиться Комментарии Больше всех от неудач «БМВ» пострадал Роберт Кубица.

Скорое пришествие «Ауди» вкупе с неудачными попытками «Андретти» получить место в Ф-1 как бы намекает, что в «Королевских гонках» вновь наступает эпоха заводских команд. В 2000-х нечто подобное уже происходило с Формулой-1, и в тот раз бóльшая часть «заводчан» потерпела крах. Одним из концернов, испытавшим неудачу с собственным проектом в Ф-1, стал «БМВ». Вашему вниманию история формульной программы немецкого автогиганта.

Уже на второй год «БМВ» взял титул с «Брэбемом»

История взаимоотношений «БМВ» и Формулы-1 начинается в далёком 1952 году: несколько частных гоночных команд установили двигатели немецкого автопроизводителя на клиентское шасси. В будущем подобная практика время от времени будет повторяться, а вот дебют непосредственно автомобиля «БМВ» в Формуле-1 случится в 1969 году на домашнем Гран-при на «Нюрбургринге».

В ту эпоху гонка на «Нордшляйфе» частенько проходила по регламенту Формулы-2, что позволяло машинам, созданным для этого чемпионата, раз в год заявляться на Гран-при Ф-1. К 1969 году «БМВ» при помощи «Лолы» построил болид 269, который соответствовал техническому регламенту Ф-2 и даже принимал участие в некоторых гонках чемпионата. Упустить возможность выйти на старт домашнего этапа «Королевских гонок» баварцы просто не могли.

На «Нюрбургринг» «БМВ» привёз три машины, но ни одна из них на старт гонки так и не вышла. Во время тренировки разбился пилот немецкой команды Герхард Миттер. Причиной фатальной аварии, по мнению руководства гоночной конюшни, стала неисправность рулевого управления. Дабы не рисковать жизнями двух других пилотов, в «БМВ» приняли решение сняться с Гран-при.

Почему немецкие команды красили машины в белый цвет:

Следующего набега «БМВ» на «Королевские гонки» пришлось ждать более 10 лет. В 1980 году немецкий концерн объявил о создании формульной программы – прийти в «Большой цирк» «БМВ» планировал в качестве моториста. Что интересно, на подобные шаги мюнхенцев во многом вдохновил «Рено»: увидев в деле турбомотор французов, боссы «БМВ» загорелись идеей разработать свой двигать для Формулы-1.

Конструировать мотор было решено на основе двигателя М10, который использовался при серийном производстве автомобилей «БМВ». В Мюнхене посчитали, что эта деталь станет большим плюсом с точки зрения маркетинга.

Другим важным фактором при приходе баварцев в Ф-1 стал выбор клиента. Как-никак «БМВ» – всемирно известный концерн, а потому ему не подобает прозябать в конце пелотона, пусть даже в качестве поставщика двигателей. Всё в том же 1980-м «БМВ» заключил соглашение с командой «Брэбем». К 1982 году немецкий концерн закончил работу над четырёхцилиндровым турбомотором М12, который в квалификационном режиме был способен выдавать 850 л/c, а в гоночном – 650.

Могли стать чемпионами, но сами всё испортили. Почему у «БМВ» не получилось в Ф-1?

Нельсон Пике в сезоне-1982 Формулы-1

Фото: Bongarts/Getty Images

Дебют турбодвигателя «БМВ» пришёлся на открывавший сезон-1982 Гран-при Южной Африки. Как это часто бывает в Ф-1, первый блин вышел комом: Патрезе сошёл с дистанции из-за проблем с двигателем. Титульного спонсора «Брэбема» в лице «Пармалат» такая презентация, мягко говоря, не восхитила: уже на следующем этапе под давлением коммерческого партнёра Берни Экклстоуну пришлось вернуться к моторам «Косуорт».

Следующие две гонки пилоты «Брэбема» провели на хорошо знакомом шасси BT49, оснащённом двигателями «Форд» (под моторы «БМВ» разрабатывалось новое шасси BT50). Немецкий концерн такое положение дел, понятное дело, не устраивало, поэтому Берни Экклстоуну пришлось искать компромисс: Пике получил машину с двигателем «БМВ», а Патрезе остался на проверенном временем «Косуорте».

Подобный эксперимент продолжался на протяжении трёх гонок, и поначалу моторное противостояние складывалось в пользу «Косуорта»: Патрезе выиграл Гран-при Монако, в то время как Пике не смог пройти квалификацию в Детройте – катастрофа для «БМВ». Впрочем, немецкому мотористу всё же удалось взять реванш во внутрикомандном противостоянии: гонку в Канаде выиграл Пике (его напарник финишировал вторым), тем самым принеся концерну «БМВ» первую победу в Ф-1.

Подробнее о сумасшедшем сезоне-1982:

Со следующего этапа «Брэбем» окончательно перейдёт на баварские моторы, пересадив Патрезе в шасси BT50. Повторить достижение Гран-при Канады команде Экклстоуна в том сезоне не удалось: в большинстве оставшихся гонок его пилоты не могли даже добраться до финиша. Впрочем, несмотря на проблемы с надёжностью, сотрудничество с «БМВ» имело достаточно высокий потенциал, ведь баварцам с первой попытки удалось произвести едва ли не быстрейший мотор в пелотоне: четырежды в сезоне-1982 пилоты «Брэбема» записывали на свой счёт лучший круг гонки.

К следующему году «БМВ» удалось добиться улучшений по части надёжности: как итог, Нельсон Пике стал чемпионом. Что интересно, именно срок жизни моторов стал решающим фактором в чемпионской дуэли Пике и Проста. Иронично, что это поражение пошатнуло позиции «Рено» в Ф-1: через два года французы покинут «Королевские гонки». А ведь именно «Рено» в своё время вдохновил «БМВ» на создание формульной программы.

Могли стать чемпионами, но сами всё испортили. Почему у «БМВ» не получилось в Ф-1?

Нельсон Пике в чемпионском сезоне 1983 года

Фото: Mike Powell/Getty Images

Впрочем, немецкий моторист тоже не слишком надолго задержится в Формуле-1. Повторить успех с «Брэбемом» по разным причинам не вышло, но баварцы получили новых клиентов в лице «Эрроуза» (добьются с «БМВ» наибольших успехов), «АТС», «Бенеттона» и «Лижье». Однако вступивший в силу в 1989 году запрет турбомоторов вынудил «БМВ» покинуть чемпионат. Немцы взяли паузу во взаимоотношениях с «Королевой автоспорта».

История другого немецкого концерна в Ф-1:

Сотрудничество «БМВ» и «Уильямса» завершилось конфликтом, хотя начиналось всё здорово

Возвращение «БМВ» в «Королевские гонки» состоялось в 2000 году – на сей раз немецкий концерн заключил союз с «Уильямсом». В конце 1990-х команда сэра Фрэнка остро нуждалась в новом мотористе, после того как завершилось сотрудничество с «Рено». Сезоны 1998 и 1999 годов «Уильямс» провёл на двигателях «Мекахром» и «Супертек», которые по сути своей представляли слегка модифицированные, менее мощные моторы «Рено». Естественно, это сказалось на результатах. Если в 1997-м «Уильямс» праздновал триумф в личном и командном зачёте, то в последующие два года коллектив из Гроува превратился в команду чуть выше среднего: шесть подиумов в 32 гонках.

В «Уильямсе» на союз с «БМВ» возлагали большие надежды – как-никак у баварцев уже имелся победный опыт в Ф-1, причём достигнут он был в сжатые сроки. Что же до «БМВ», то для немецкого концерна данный альянс также представлял собой весьма перспективную историю. «Уильямс» – одна из двух самых успешных команд 1980-х и 1990-х, которая совсем недавно брала титулы, а в краткосрочном кризисе оказалась во многом по вине слабого моториста. Уж с «БМВ» коллектив из Гроува должен был вернуться на Олимп – так думали если не все, то очень многие.

Могли стать чемпионами, но сами всё испортили. Почему у «БМВ» не получилось в Ф-1?

Герхард Бергер выступал с мотором «БМВ», а потом стал одним из боссом баварцев

Фото: Mike King/Getty Images

Первый сезон после возвращения в Ф-1 для «БМВ» получился скорее пристрелочным. Какого-то глобального прогресса достигнуто не было – команда осталась на том же уровне. Впрочем, прорыва «Уильямса» долго ждать не пришлось: уже в 2001-м команда вернётся к борьбе за победы (три раза выиграл Ральф Шумахер, а Монтойя одержал первую победу в карьере).

В сезоне-2002, когда «Феррари» громила всех и вся, «Уильямс» был единственной командой, которая могла потягаться со «Скудерией» в чистой скорости: Монтойя завоевал семь поулов (столько же было у Михаэля Шумахера). Впрочем, гоночного темпа «Уильямсу» не хватало, поэтому прервать гегемонию «красных» по воскресеньям команда сэра Фрэнка была не в силах.

У Монтойи очень низкий процент реализации поулов:

А вот следующий сезон стал самым удачным для союза «Уильямса» и «БМВ»: впервые с 1997-го сине-белые по-настоящему сражались за чемпионство. За три гонки до финиша сезона Монтойя всего лишь на один балл отставал от возглавлявшего личный зачёт Михаэля Шумахера.

«Уильямс» был как никогда близок к первому за шесть лет титулу, но шинный скандал перечеркнул шансы на долгожданный триумф. В «Феррари» заметили, что покрышки «Мишлен» в рабочем состоянии превышают допустимую ширину, после чего был отправлен соответствующий протест в ФИА. Международная федерация приняла сторону «Скудерии», поэтому «Мишлену» пришлось выпустить новую партию шин, которые были уже не столь эффективными. На этом борьба за титул была, по сути, завершена – по крайней мере для Монтойи.

Могли стать чемпионами, но сами всё испортили. Почему у «БМВ» не получилось в Ф-1?

Монтойя — победитель Гран-при Монако 2003 года

Фото: Martin Rose/Getty Images

Следующий сезон для «Уильямса» прошёл заметно хуже предыдущего. Рискованная концепция «моржового носа» себя не оправдала: одна победа + три подиума за весь чемпионат – четвёртое место в Кубке конструкторов. Это было началом конца.

Альянс «Уильямса» и «БМВ» не смог пройти проверку кризисом. Первые же неудачи заставили обе стороны искать друг в друге причины всех бед: в Гроуве считали, что в регрессе команды виноват недостаточно конкурентоспособный двигатель, в «БМВ» грешили на неудачное шасси. Добиться хороших результатов в подобной обстановке было нереально: сезон-2005 «Уильямс» провёл ещё хуже предыдущего, окончательно превратившись в середняка.

На этом, собственно, дружба «Уильямса» и «БМВ» подошла к концу. В 2006-м коллектив сэра Фрэнка перейдёт на моторы «Косуорт», а баварцы обратят взор на другую команду Ф-1.

Последний поход «Уильямса» за титулом:

«БМВ-Заубер» мог побороться за чемпионство, но бросил все силы на разработку машины для следующего сезона

На фоне испортившихся отношений с «Уильямсом» в «БМВ» крепко задумались о создании собственной команды Формулы-1, дабы была возможность контролировать все процессы. Что интересно, сначала баварцы пытались выкупить команду Фрэнка Уильямса, но получили закономерный отказ – не настолько ещё всё было плохо в Гроуве.

Следующим вариантом для «БМВ» стал «Заубер» – приличный середняк, которому не хватало ресурсов, чтобы стать серьёзным претендентом на высокие места. В конце 2005-го «БМВ» приобрёл 80% акций швейцарской команды, оставив основателю гоночной конюшни Петеру Зауберу 20%. По слухам, немецкому концерну эта сделка обошлась в $ 100 млн.

Оглядываясь в прошлое, можно сказать, что в Мюнхене выбрали вполне здравую модель развития собственного проекта в Формуле-1. Вместо того чтобы, как «Тойота», строить команду с нуля, «БМВ» купил уже готовый гоночный коллектив, сохранив при этом часть персонала (ключевые посты, конечно, заняли ставленники «БМВ»), а также получив по наследству базу в Хинвиле (ещё одна база располагалась в Мюнхене).

После переходного, но относительно успешного сезона-2006 немецкий концерн сразу же добился серьёзного прогресса: в 2007-м «БМВ-Заубер» уверено стал третьей силой пелотона, заняв второе место в Кубке конструкторов после дисквалификации «Макларена».

За что «Макларен» получил дисквалификацию:

Следующему сезону суждено было стать лучшим для независимого проекта «БМВ» в Формуле-1. Если в 2007-м немецкая команда была скорее ближе к середнякам, нежели к топам, то в 2008-м «БМВ-Заубер» удалось вплотную подобраться к «Феррари» и «Макларену». В первых трёх гонках дуэт Кубицы и Хайдфельда завоевал три подиума, а в Бахрейне поляк плюс ко всему принёс команде первый поул в её истории. Но всё же пик формульной программы «БМВ» пришёлся на Гран-при Канады. Хэмилтон протаранил Райкконена на выезде с пит-лейна, тем самым открыв немецкой команде дорогу к победному дублю: Кубица выиграл, Хайдфельд финишировал вторым.

После гонки в Монреале произошло невообразимое: личный зачёт возглавил пилот «БМВ-Заубер» Роберт Кубица. Причём, что важно, это был вовсе не старт сезона – чемпионат подходил уже к экватору. Конечно, по чистой скорости немцы не дотягивали до «Феррари» и «Макларена», но за счёт стабильности «БМВ-Заубер» был конкурентоспособен на дистанции.

Могли стать чемпионами, но сами всё испортили. Почему у «БМВ» не получилось в Ф-1?

Роберт Кубица — победитель Гран-при Канады 2008 года

Фото: Paul Gilham/Getty Images

Кто знает, каких результатов могла бы добиться немецкая команда, если бы в середине сезона не бросила работу над актуальным болидом, переключив внимание на разработку машины для нового регламента, вступавшего в силу в следующем году. Как выяснилось позже, неверно расставленные приоритеты стоили баварцам единственного шанса на титул. Особенно обидно поражение «БМВ-Заубер» воспринимается через призму одного факта: математических шансов на чемпионство Кубица лишился лишь перед финальным этапом сезона. Только представьте, чего могли бы добиться баварцы, продолжив работу над актуальным болидом.

По иронии судьбы машина, на которую в «БМВ» сделали ставку, оказалось неудачной: сезон-2009 команда завершила на шестой позиции командного зачёта. А в следующем году от «БМВ» в Формуле-1 не осталось и следа. Экономический кризис вкупе с провальным сезоном, на который была сделана огромная ставка, прибил формульную программу «БМВ». Команду получил обратно Петер Заубер, а «БМВ» пополнил список автогигантов, которые были близки к триумфу в Формуле-1, но по итогу потерпели крах.

История провала «Тойоты»:

Источник

Поделиться ссылкой:

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.