«Присмотрелись — Морква!» Как советские гонки умерли в Киеве за день до путча 1991 года | ВСЕ НОВОСТИ СПОРТА

«Присмотрелись — Морква!» Как советские гонки умерли в Киеве за день до путча 1991 года

Поделиться Комментарии После развала Союза российский автоспорт внезапно остался без денег и трасс. Вспоминаем последний чемпионат СССР.

«Чемпионат» продолжает вспоминать 1991 год — последний в истории советского спорта. На сей раз поговорим о чемпионате СССР по кольцевым автогонкам, тем более что на автоспорте политические события в стране не могли не отразиться: Прибалтика, первая попросившаяся на выход, традиционно была одним из главных автоспортивных центров Союза. Как проходил финальный чемпионат и как общались друг с другом участники, которым уже совсем скоро предстояло представлять разные страны, — в очередном материале спецпроекта «Прости, советский спорт».

Последний сезон: уже без Кубка Дружбы и почти без денег

Если во многих других видах спорта советские спортсмены уже давным-давно соревновались в том числе с представителями капиталистической Европы, то в гонках железный занавес ради пилотов СССР никто приподнимать не собирался. Советским спортсменам оставалось вариться в собственном соку да принимать участие в Кубке Дружбы. «К сожалению, все социалистические страны до 1991 года были вообще вычеркнуты из автоспортивной жизни. Каким бы самородком ты ни был, путь туда был заказан», — вспоминает Александр Потехин, победитель последнего чемпионата СССР в самом престижном формульном классе Формула-1600.

Так что оставались лишь две локальные вершины — Кубок Дружбы среди соцстран и собственно чемпионат СССР по кольцевым автогонкам. Традиционно советский чемпионат состоял из трёх этапов, проводившихся на трассах в Латвии, Грузии (до 1989 года) и Украине. Кажется, что мало? Ну, добавьте сюда семь этапов Кубка Дружбы, многочисленные соревнования вне официальных чемпионатов и серьёзную тестовую работу.

В 1990 году чемпионом страны стал эстонец Тойво Асмер (да, это его сын в 2008 году являлся тест-пилотом «БМВ-Заубер»). Но уже ход того чемпионата явственно намекал, что союзное первенство приходит в упадок. О чём можно говорить, если главный конкурент Асмера Виктор Козанков пропустил финальный этап, предпочтя отправиться на выступления в США? Ну а Кубок Дружбы в 1990-м после постепенного распада социалистического блока и неудачных реформ приказал долго жить.

Чемпионат СССР — 1991 пусть и планировался полноценным, с традиционными тремя этапами (два в Киеве, один в Риге), но кризис из-за сокращения числа участников был налицо. Государственная поддержка со стороны могущественной ДОСААФ сокращалась, а цены стремительно росли — найти деньги на выступления становилось всё сложнее. «В начале 90-х все деньги закончились. И у всех», — констатирует Потехин. Правда, до какого-то момента всё компенсировало появление частных спонсоров — кто-то давал деньги, с кем-то договаривались по бартеру. В общем, крутились как могли в новой обстановке.

«Присмотрелись — Морква!» Как советские гонки умерли в Киеве за день до путча 1991 года

Виктор Козанков и Александр Потехин

Фото: Личный архив Александра Потехина

«Жуткая авария: снёс полмашины и сам чудом остался жив»

Сезон стартовал в конце апреля на трассе «Чайка» в Киеве. На первом этапе чемпионата в строю оказались два из трёх традиционных фаворитов Формулы-1600 Асмер и Потехин, в то время как Козанков отправился покорять британскую Формулу-3: он принял участие в четырёх этапах, соревнуясь с такими пилотами, как Дэвид Култхард и Рубенс Баррикелло. Действующий чемпион Асмер до Киева добрался, но сменил проверенную «Эстонию» на диковинный «Рейнард». Новинка продемонстрировала отменную скорость, но очень быстро сломалась коробка передач. Так что же — лёгкий триумф Потехина? Нет — до старта не добрался и он.

«Для меня сезон начался жутко, — говорит гонщик. – В Киеве я вообще не принял участия в гонке, потому что в квалификации разбил машину напрочь. Жуткая авария: снёс полмашины и сам чудом остался жив. Соответственно, набрал ноль очков. Еле успел починить машину ко второму этапу».

После потери конкурентов победу должен был одержать тольяттинец Александр Пономарёв, но на его автомобиле отказал двигатель. В итоге выиграл киевлянин Александр Медведченко, а всем фаворитам оставалось рассчитывать, что они возьмут своё на двух оставшихся гонках.

«Присмотрелись — Морква!» Как советские гонки умерли в Киеве за день до путча 1991 года

Александр Потехин на трассе

Фото: Личный архив Александра Потехина

Сегодня титул, завтра — ГКЧП

В июне на трассе «Бикерниеки» в Риге сильнее всех оказался Потехин, за которым финишировали Пономарёв, Кретов и Медведченко — эта четвёрка и сохраняла шансы на общую победу, в то время как Асмер опять не добрался до финиша и выбыл из числа претендентов.

Третий и финальный этап сезона вновь приняла «Чайка» — 17-18 августа, прямо накануне неудавшегося государственного переворота со стороны ГКЧП. Вышло символично: как раз успели провести последний в истории этап чемпионата СССР по кольцевым гонкам, прежде чем путч предрешил скорый развал Союза.

На этот раз в числе участников этапа оказался Козанков, который вернулся из Англии и успел подготовить «Эстонию-21». Несмотря на сумбурную подготовку, Виктор выиграл последнюю гонку в истории советской Формулы-1600. Что касается борьбы за титул, то сильнее и удачливее остальных оказался Потехин, который нашёл верный баланс между тем, чтобы и навязать конкурентам борьбу, и довезти технику до клетчатого флага.

«Присмотрелись — Морква!» Как советские гонки умерли в Киеве за день до путча 1991 года

Автомобиль Александра Потехина после финального этапа чемпионата СССР

Фото: Личный архив Александра Потехина

«Борьба была серьёзнейшая. Считаю, что стал чемпионом по совести», — комментирует свой успех гонщик, для которого этот титул стал вторым после успеха в 1986 году. Так и ушёл в историю чемпионат СССР.

Этап на «Чайке» формально не стал финальным в истории советского автоспорта — после него прошло ещё несколько соревнований, не входивших в зачёт чемпионата. Всё было кончено 21-22 сентября в Эстонии на трассе «Пярну». Впрочем, называть Эстонию в тот момент советской было уже некорректно: ещё 6 сентября Государственный Совет СССР признал независимость трёх прибалтийских стран.

«Вот так я и узнал, какой он — герб Украины…»

Интересно, что стремительное размежевание республик и многочисленные политические кризисы никак не сказывались на отношениях между самими гонщиками.

«У нас в автогонках никаких «тёрок» по поводу политики не было, — вспоминает Потехин. — Не буду говорить за всех, но у меня в момент распада СССР было такое чувство: «Как вообще такое происходит?» Возможно, я был какой-то наивный, но кто тогда знал, где, к примеру, граница Латвии или Грузии? Да понятия никто не имел! Ну, стоит на обочине вывеска про границу Украины, ты проехал мимо неё ночью, в фарах сверкнул какой-то монумент — и чёрт бы с ним, это же не дорожный знак об ограничении скорости».

Вместе с тем победитель последнего в истории чемпионата СССР вспомнил, что косвенно политика всё-таки начала проникать в гонки. Об этом — история Потехина, которая датируется 1986 или 1987 годом.

«Если вы посмотрите фотографии тех времён, то увидите, что на машинах гонщиков было написано название республики, которую они представляли — Грузия, Эстония, Латвия и так далее. А вот мы никогда не писали «Москва», пока один из тренеров не предложил, что нужно срочно это сделать. Поручили одному из механиков, он срочно сделал трафарет из картона и всё нарисовал. Всё выглядело классно, пока не присмотрелись и не увидели, что написано не «Москва», а «Морква»!

А однажды я удивился изменениям на автомобиле моего товарища из Киева Алексея Варавина. У него была жёлто-синяя машина, и вдруг я вижу, что на ней нарисован какой-то трезубец. Говорю: «Мда, ну у тебя и дизайн». «Так это наш герб!» — говорит. «Чей? — Украинский!» Вот так я и узнал, какой он — герб Украины…»

«Я расстроился: выходит, коньяк был не нужен!»

Окончательный распад Советского Союза в декабре 1991 года оставил российский спорт на пепелище. Государственная поддержка окончательно ушла в прошлое, плюс изумлённые организаторы и гонщики вдруг обнаружили: в России не оказалось ни одной сколько-нибудь достойной трассы! Последней было «Невское кольцо», но его закрыли ещё в конце 70-х годов, когда стадион имени Кирова начали реконструировать перед Олимпиадой.

«После развала СССР все по наивности надеялись, что всё будет как прежде, — вспоминает Потехин. – Я не совсем точно всё помню по годам, но у нас получилась какая-то жуткая пауза. Оказалось, что Москва и Россия в целом остались вообще без автодромов, а границы начинают закрываться. Если до 1992 года, грубо говоря, колючая проволока на Буге была с нашей стороны, то теперь — с западной.

Я начал метаться — как быть дальше? Ныне покойный Александр Николаевич Захаров, я и ещё группа товарищей создали фонд «Автоспорт» с идеей каким-то образом пробить тему проведения автогонок. Поехали на полигон в Дмитрове, проникли на Ходынку, которая тогда ещё была суперсекретным объектом, при поддержке Игоря Абушевича из МГК ДОСААФ сумели организовать первые заезды на Воробьёвых горах в рамках Дня города».

«Присмотрелись — Морква!» Как советские гонки умерли в Киеве за день до путча 1991 года

Воробьёвы горы принимают этап чемпионата России

Фото: РИА Новости

«Ходынку сделал наш фонд, — продолжает Потехин. – С чиновниками было нелегко, но удалось как-то пробить эту идею. После указания префекта Северного округа одна из итальянских компаний переасфальтировала кусок аэродрома под трассу.

Потом ещё приходилось отбивать её от строительства жилых домов: возникла проблема с выездом на стартовую прямую. Ради сохранения участка трассы мне пришлось за вечер выпить с местным бригадиром три бутылки коньяка, чтобы они отодвинули крайний дом нового квартала на шесть метров! Уже потом бригадир признался, что им так оказалось даже выгоднее: сэкономили на коммуникациях. А я расстроился: выходит, и коньяк был не нужен!»

68 лет — не повод завершать карьеру

Помимо трёх перечисленных трасс, в 1993 году вновь открылось «Невское кольцо», организовали трассу на аэродроме Мячково, несколько позже гонки начали проводить в Тольятти — так и удалось с миру по нитке собрать календарь для проведения чемпионата России по кольцевым гонкам, о котором в 1992-м не могло идти и речи. Но по сути российские гонки оставались без достойных трасс ещё два десятилетия, когда разом был открыт целый ряд автодромов, включая Moscow Raceway и, чуть позже, «Сочи Автодром».

Что же до самого Потехина, то 68-летний гонщик, с тех пор дважды ставший чемпионом уже России, и сейчас выходит на старт — в рамках серии Moscow Classic Grand Prix.

«Присмотрелись — Морква!» Как советские гонки умерли в Киеве за день до путча 1991 года

Александр Потехин

Фото: Личный архив Александра Потехина

«Владелец антикварной галереи Евгений Владимирович Шаманский несколько лет назад предоставил мне возможность ещё раз попытать своё счастье в автомобильных гонках. Благодаря ему я получил гоночную машину «Эстония-20».

Болельщики меня упрекают: почему езжу на «Эстонии-20», а не 21-й, хотя моя машина медленнее на две секунды на круге, а относительно «Эстонии-25» — так и на все четыре? «Эстония-20» по сравнению с более новыми моделями – просто кирпич без прижимной силы. Но я отвечаю тому же Шаманскому, что буду до конца жизни ездить на «Эстонии-20», потому что именно на ней в первый раз стал чемпионом Советского Союза в 1986 году.

Да, мне уже 68 лет, но, как говорится, пока есть порох в пороховницах и ягоды в ягодицах, буду выступать дальше».

Источник

Поделиться ссылкой:


похожие посты

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.