Как Виктор Рыбаков завоевал свое первое европейское «золото» | ВСЕ НОВОСТИ СПОРТА

05 августа, 2020

Как Виктор Рыбаков завоевал свое первое европейское «золото»

money

28 мая исполняется 64 года выдающемуся отечественному боксеру, трехкратному чемпиону Европы, двукратному бронзовому призеру Олимпийских игр Виктору Григорьевичу Рыбакову, и в эти же дни ровно 45 лет, как Виктор Рыбаков победил на первом для себя чемпионате Европы.

Сердечно поздравляем Виктора Григорьевича и публикуем его рассказ о первой для него «золотой» Европе.

Благодарим за помощь в подготовке публикации друга В. Г. Рыбакова Ростеслава Степановича Леонтьева.

 

На первый свой чемпионат Европы, проходивший в польском Катовице в 1975 году, я поехал со сломанной рукой. Ударил неправильно во время спарринга перед самым отъездом и травмировал левую кисть. Правда, сразу не понял, что перелом. Рука опухла, правда, ну, думаю, опухла и опухла, пройдет. Никому ничего не сказал. А когда приехали в Катовице, вышли на первую тренировку, подвигаться, вес подкорректировать, — а мне руку не сжать, перчатку не надеть. Врач посмотрел, говорит: перелом. Тренеры: как, что, почему? Я хлопаю глазами, мол, такая штука неожиданная приключилась: шел, поскользнулся, упал, закрытый перелом. Тренеры, конечно, меня кроют последними словами: и дезертир я, и коллектив подвел, в общем, много чего о себе интересного услышал. А главным у нас тогда был Юрий Михайлович Радоняк, финалист Олимпиады 1960 года, замечательный человек, добрый, понимающий, с чувством юмора, и он меня без истерик, без обвинений, просто по-человечески спрашивает: «Боксировать-то будешь или снимешься?» Я отвечаю, что раз уж приехал, буду, конечно. Понятно, что с травмированной передней рукой много не набоксируешь. А снимешься — ну как потом магаданцам в глаза смотреть? Я же оказался первым в истории магаданским боксером, кто поехал на чемпионат Европы, и тут такое. Мне девятнадцать лет только что исполнилось, в таком возрасте такие вещи особенно остро переживаешь: что про тебя скажут, что подумают…

Я вообще-то левша, но работаю в левосторонней стойке, скрытый левша, так это называется. Сильнейшая рука, да еще передняя, травмирована, как работать – непонятно.

А моем весе, 54 кг, фаворитом был француз Альдо Косентино, чемпион Европы. И мне все говорят: тебе главное – в предварительных боях на Косентино не попасть, попадется какой-нибудь датчанин или чех, ну отбегаешь от них три раунда, как-нибудь на ножках может, пройдет, до полуфинала дойдешь.

И вот, жеребьевка прошла, собрали нас, объявляют: «Рыбаков а тебе повезло! – Ну слава богу! – Первый бой с Косентино».

Понятно, что никто на меня уже не рассчитывал. Мне 18 лет, а француз – чемпион Европы…

Бой тот закончился на первой минуте. Не помню уже, как это получилось, все произошло очень быстро. Я пробил правой в голову, и тут же перевод левой по печени. И левой-то вроде не очень сильно попал, но Косентино упал и не поднялся. Специально, думаю, у меня так и не получилось бы.

Это называется «не было бы счастья, да несчастье помогло». Поехал бы на Европу здоровый — не смог бы, думаю, у Косентино выиграть.

А в зале, шум, восторг: а-а-а, русские убийцу привезли, тень лидера, боксер-загадка.

В следующих боях от меня противники просто шарахались, боялись, что как с Косентино будет, я доминировал, так я провел я еще три боя, все выиграл, получил Кубок Никифорова-Денисова как лучший боксер Европы.

Меня тут спросили, как мои победы на первом для меня чемпионате Европы восприняли. Все-таки новичок, да еще со сломанной рукой, да еще в первом бою рубанул Косентино. Сенсация на сенсации вроде бы.

Да очень сдержанно, надо сказать все это восприняли. Радоняк просто руку пожал: мол, спасибо, не подвел. Мы же не футболисты, которые после каждого гола другу на шею вешаются. У боксеров пафоса меньше: молодец, что выиграл, продолжай в том же духе.

Надо сказать, что я и сам к своим успехам относился очень спокойно. Я, откровенно говоря, и подсчет боев никогда не вел. Карточки участника всегда заполнял от фонаря, писал то количество боев, которое в голову приходит. Иногда позволял себе и пошутить. Судья-информатор представляет меня в перерыве между раундами: «В красном углу Виктор Рыбаков, провел 150 боев… « и тут запинается, молчит. И не потому что мой почерк не разобрать, а потому что я там написал: провел 150 боев, одержал 160 побед. И диктор долго соображает, как такое может быть.

По итогам чемпионата Европы мне дали приз как лучшему боксеру турнира, кубок Н. А. Никифорова-Денисова. И потом на Европе три раза подряд мне его присуждали: в 77-м, в 79-м, и 1981 году. В 1981-м году, когда мы поехали на чемпионат Европы в Тампере, мой четвертый чемпионат Европы, я этот кубок дома забыл. А он — переходящий. И когда приехали на турнир, Лавров спрашивает:

— А где кубок-то твой?

Я тут же на ходу начал что-то такое придумывать:

— Да хрен его знает, я его прошлый раз в спорткомитет сдал, как приехал.

Лавров не поленился, позвонил в Госкомспорт, там, естественно, кубка не нашли, а нас был с собой какой-то кубок небольшой, типа сувенирного. Ну Лавров его жюри и отдал. Там удивились сильно. Тот-то кубок красивый был, эффектный, а этот очень скромно выглядит, да и вообще нехорошо все это, несолидно выглядит, будто русские зажуковали приз лучшему боксеру. Но в конце концов по итогам турнира мне этот скромный кубок и вручили, как лучшему боксеру. Так он и стал потом вручаться, как переходящий. Прошло какое-то время и кубочек этот вручили уже Юрке Александрову, и он меня спрашивает:

— Слушай, а тебе тоже такое … <слово вставьте по желанию> давали?

— Видишь ли, Юра, — говорю, — это долго рассказывать, но ты не переживай. Нормальный кубок — в хороших руках.

Кубка этого, кстати, у меня нет, я всегда был равнодушен к таким вещам и кому-то его подарил.

Восстанавливался я после Европы долго, руку мне несколько месяцев вылечить не могли.  Травмы такого типа быстро не проходят, тренироваться толком не мог. Кулак не сжать, бьешь – руке больно. Лечили, конечно, меня в сборной как могли: медикаменты, физиотерапия, но это же не отряд космонавтов. Тогда спортивная медицина от обычной, как для всех, отличалась несильно. Это сейчас в сборных командах: и специалисты, и технологии, и препараты, и операции за границей, и реабилитация, а тогда методом тыка в основном лечили, как и всех остальных граждан. Полгода я так с рукой мучился, а вылечила меня женщина, которая делала массаж первому секретарю Магаданского обкома партии Шайдурову. Я как-то пожаловался ей, что вот, ничего не помогает, она пригласила меня к себе в клинику и делала мне массаж в течение 10 дней: от плеча до пальцев, и по окончании курса прошло все, только костная мозоль осталась. Вы скажете, что не бывает так: столько врачей со мной возились и никто ничего сделать не мог, а тут магаданский доктор обычным массажем все поправил… Но именно так и все и было.

 

P. S. В настоящее время Виктор Григорьевич Рыбаков работает тренером в петербургской штаб-квартире компании «Газпром-нефть», отвечая как менеджер и за организацию крупных спортивных событий. Вот что он рассказал о том, как эпидемия повлияла на тренировочный процесс.

«Конечно, короновирус сильно повлиял на спортивную работу в компании. Не состоялась матчевая встреча по боксу между российскими и германскими боксерами, работающими в структурах «Газпром нефти». Были отменена Зимняя спартакиада «Газпром нефти», не состоится, как теперь уже понятно, и летняя. Тренировки продолжаются дистанционно. По просьбе руководства я записал на видео несколько тренировочных занятий, где показываю и рассказываю, как можно тренироваться в домашних условиях. Записи эти довольно многие смотрят, говорят, что получилось неплохо, но, конечно, все соскучились по полноценным тренировкам. Ждем — не дождемся, когда карантин кончится».

 

Материал: Сергей Князев

0Автор публикации

не в сети 14 часов
osporte.online

0

Комментарии: 0Публикации: 2372Регистрация: 25-02-2019

Источник

Поделиться ссылкой:

money

похожие посты

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

money