Дэн Мильштейн: Я уже десяток лет как безработный

Известный хоккейный агент Дэн Мильштейн побывал в редакции «Советского спорта».

14 подопечных Мильштейна выиграли ОИ в Пхенхчане и 12 — бронзу ЧМ в Братиславе, в том числе Никита Кучеров и Андрей Василевский.

«КУПИЛ КОСТЮМ И ГАЛСТУК ЗА ДВА ДОЛЛАРА»

— Расскажите, как начинался ваш агентский хоккейный бизнес.
— По образованию я – банкир. Можно сказать, последним уехал из Советского Союза: в декабре 1991 года вылетел, а когда приземлился в Америке, СССР на карте больше не было. Приехал, как говорят, с одним чемоданом и 17 центами. Лет через пять в маленьком городке под Детройтом пересаживался с одного автобуса на другой и увидел большое стеклянное здание, из которого выходили прилично одетые люди. Я в шортах, футболке, вьетнамках зашел и попросил заявку на работу. До сих пор не знаю, почему дали. У меня был один шанс из тысячи. Это был банк. В комиссионке за два доллара купил костюм с галстуком. Так стал банкиром, пока учился в университете.

В 21 год я оказался самым молодым генеральным менеджером в истории банка. Со временем открыл свою компанию и начал заниматься ипотекой. Сейчас в основной компании 49 офисов от Флориды до Гавайев, мы покрываем всю страну. К началу 2000-х среди моих клиентов появилось много известных спортсменов, тренеров, менеджеров.

Одним из первых русских был Павел Дацюк. Я тогда был 13-м банкиром из 550 тысяч коллег. Мы плотно работали с людьми из «Детройта» и кто-то передал мой телефон Паше. Ему требовалась помощь с домом и другие финансовые услуги. Так все и закрутилось.

— То есть у вас теперь несколько компаний – среди них одна связана с недвижимостью, другая – с хоккеем?
— Да, я остаюсь владельцем первой, но основное место работы сейчас в агентском бизнесе. Также мы снимаем спортивные фильмы, издаем книги. В прошлом году я пролетел 12 с половиной раз вокруг Земли. В этом – уже 11.

— Сколько же у вас подшефных? Такое впечатление, что чуть ли не все россияне, выступающие в НХЛ, ваши клиенты.
— Мне помогает большой коллектив. Больше 35 только скаутов, которые постоянно на катках по всему миру ищут талантливых ребят. Возглавляет скаутинговое бюро Александр Тыжных.

— В прошлом вратарь ЦСКА?
— Да. С контрактами в НХЛ у меня сейчас 24 россиянина. Также у нас есть игроки из других стран.

«В НАШЕЙ КОМПАНИИ АГЕНТ ОТВЕЧАЕТ ЗА ВСЕ»

— Как работаете с игроками? С каждым – договор или иногда просто на честном слове?
— Как правило, стандартный агентский договор. Но многое, разумеется, делается на честном слове.

— Игрок может сам разорвать договор без каких-либо компенсаций?
— Да, конечно.

— На какой срок заключается договор?
— На срок действующего контракта хоккеиста.

— Ваш процент прописан в этом договоре?
— Совершенно верно.

— И каков он?
— В Северной Америке обычно пять процентов с первого контракта, как правило, новичка. Далее процент опускается. Помимо игровых контрактов есть рекламные, где тоже все четко прописывается.

— Каков функционал у агента в Северной Америке? У нас в футболе, к примеру, затопили соседи, игрок посреди ночи звонит агенту. Понадобилось развлечься, снова набирает номер агента…
— В нашей компании агент полностью отвечает за всю жизнь хоккеиста. Мы хотим, чтобы они играли в хоккей и ни о чем больше не думали. Купить машину, переехать в новую квартиру, как вы говорите, затопил соседа, развелся, женился – мы отвечаем за все.

— Кстати! Как раз сейчас у Никиты Зайцева проблемы с бывшей супругой, которая претендует на часть заработанных им денег. Вы участвуете?
— В моих правилах не давать никаких комментариев по подобным делам наших клиентов. Могу только сказать, что я близко работаю как с игроками, так и их родителями, женами и бывшими женами.

— Не называя фамилий, какая была самая экзотичная просьба вашего клиента?
— Так получалось, что порой я узнавал о моих ребятах, что они будут папами, раньше, чем они узнавали. Потому что супругам требовалась помощь с врачами в Северной Америке. Я ведь по образованию не только банкир, но и доктор. Но не тот, которому звонят по 03, — улыбается Дэн Мильштейн. — Скажу вам, на самом деле я – безработный. Занимаюсь тем, что мне нравится, живу этим. Я не был на больничном с 1998 года. Мои ребята даже меня агентом не называют. Они – мои друзья. Никита Кучеров с Андреем Василевским приезжают ко мне во Флориду на выходные – рыбачить, отдохнуть. В прошлый уик-энд ко мне заглянули Никита Задоров и Владислав Гавриков. Вместе проводим много времени. Моя основная забота, чтобы они не просто заработали деньги, но и не потеряли их.

— Но как вы все успеваете?
— Все об этом спрашивают! Секрет в том, что всегда сразу отвечаю на каждый звонок. Но у меня есть помощники. Рядом всегда один, а всего их 11.

— Но звонят всегда вам?
— Да, я фильтрую всю информацию, и ребята получают ответ через считанные минуты.

«КУЧЕРОВ И ВАСИЛЕВСКИЙ ВЫБРАЛИ СТАБИЛЬНОСТЬ»

— Перейдем к конкретным игрокам. Как получилось, что у Кучерова и Василевского не только абсолютно идентичные 8-летние контракты на 76 млн долларов, но и заключены они были за год до окончания действующих договоров? Может, стоило, как сделал Ахо в «Каролине», выйти на рынок и попробовать получить оффер-шит? Тем более что потолок зарплат каждый год повышают. Кучеров уже сейчас 15-й по зарплате в НХЛ, через пять лет он и в топ-50 вряд ли будет входить…
— Никита и Андрей не хотели ждать год. Их устроили условия нового контракта. Для хоккеиста психологически очень важно знать, что у него есть достойный долгосрочный контракт. Тем самым застраховать себя от неожиданностей. А что если травма? А что если спад? Наша компания работает с самыми рейтинговыми финансистами и мировыми банками. Мы помогаем ребятам так вкладывать деньги, что, уходя на пенсию, они не успевают потратить даже дивиденды. На самом деле то, что они заработают, хватит их внукам и правнукам.

— Именно ради дивидендов топ-игроки выбивают сейчас из клубов контракты с сумасшедшими бонусами? К примеру, Панарин будет получать в «Рейнджерс» миллион в сезон при бонусах от 13 млн в первый год семилетнего контракта до 7 млн в последний год. Кроме того, бонус – защита от вероятного локаута.
— Да, бонус выплачивают до старта сезона 1 июля. Можно эти деньги положить в банк под 4-5 процентов и при сумме 5 миллионов за год набежит дополнительно 250-300 тысяч долларов. Также надо учитывать разницу в налогах. Например, в штатах, где играют «Флорида», «Тампа», «Даллас», «Вегас», нет местных сборов. А, например, в Калифорнии, если не ошибаюсь, налог достигает 11,5 процента. В Нью-Йорке тоже около 12 процентов. Плюс федеральный налог в районе 35 процентов, который вычитают у всех игроков. И еще есть эскроу.

— Но он же полностью возвращается, ведь НХЛ процветает, каждый год повышает потолок зарплат.
— Конечно, нет. Очень много разных пунктов, по которым часть эскроу не возвращают. В прошедшем сезоне эскроу был от 10,5 до 12 процентов.

— И сколько вернут?
— Узнаем через два года. По опыту прошлых лет игрокам возвращают меньше половины эскроу.

«БАРБАШЕВ МОЖЕТ ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ»

— Обсуждали с Никитой и Андреем неудачное выступление «Тампы»?
— К сожалению, у каждой команды бывают спады. «Тампа» прошла очень ровно сезон. Выиграла 62 матча, как «Детройт» в 1996 году. Но случился сбой в самое неподходящее время.

— В первом раунде вылетели все четыре победителя дивизионов. А чемпионом стала команда, занимавшая на Новый год последнее место в НХЛ.
— Похожее произошло несколько лет назад, когда «Лос-Анджелес» попал в плей-офф с 16-го места, и взял Кубок Стэнли. Равно как «Анахайм» в 2003 году с молодым тренером Майком Бэбкоком и с великим Жигером в воротах сенсационно добрался до финала, где в серии из семи матчей уступил «Нью-Джерси». Но самым ценным игроком плей-офф признали Жигера. В абсолютной непредсказуемости – сила и прелесть НХЛ.

Я Ване Барбашеву честно сказал, что никак не ожидал, что из всех моих клиентов именно он выиграет Кубок Стэнли. Очень рад за Ивана. Знаю, как тяжело он шел к этой победе. Еще полтора года назад его не ставили в основу даже в АХЛ.

— Но у Барбашева сейчас нет с «Сент-Луисом» контракта.
— У Вани завершился договор новичка, и он не вправе подать в арбитраж. Мы можем разговаривать с командой, но у нас нет никаких рычагов, чтобы повысить зарплату. Мы рассматриваем варианты продолжения карьеры не только в Северной Америке, но и в России — на один сезон. Планируем определиться до середины сентября.

— У Зайцева в контракте с «Торонто» был запрет на обмен. Почему он согласился перейти в «Оттаву»?
— Хотя Никита играл по 20 с лишним минут за матч в «Торонто», его не устраивала роль в команде, а также он хотел сменить город. Поэтому мы в июне попросили обмена. Меня удивляло, когда в СМИ чуть не весь год писали, что «Торонто» хочет обменять Зайцева. Это неправда. Три недели назад в Москву специально на встречу с Никитой прилетал Майк Бэбкок. Пожать руку, поблагодарить за совместную работу на протяжении трех сезонов, ну и выпить кружку пива.

— С Задоровым была такая же история, как с Барбашевым?
— Нет. Никита мог обратиться в арбитраж. Мы сравнивали его с Джоэлем Эдмундсоном из «Сент-Луиса» и Джейком Маккейбом из «Баффало». Первый в итоге подписал новый контракт на 3,1 млн долларов в год, а второй – на 2,9 млн. И мы без единого выстрела за два часа до арбитража заключили на год договор-мостик с «Колорадо» на 3,2 миллиона.

— У Гаврикова с «Коламбусом» контракт новичка?
— Здесь такая ситуация. Если заключаешь первый контракт в возрасте от 18 до 21 года, то его срок три года. С 21 до 23 лет – два года. От 23 до 28 лет – один год. Влад попал во вторую категорию. Один год уже сгорел, так как он сыграл в апреле в плей-офф.

— Локаут через год в НХЛ будет?
— Очень маленький шанс. Скорее всего — договорятся. Бизнес в НХЛ идет хорошо.

— А что с поездкой на Олимпиаду в Пекин?
— Очень хочется верить, что игроки НХЛ в Китай приедут. Но много сложностей: когда закрываешь миллиардный бизнес на пару недель, это сильно бьет по карману владельцев клубов. Плюс возможные травмы ведущих игроков. К тому же большая разница во времени. В 4 утра хоккей в Америке никто смотреть не будет. На рекламе то есть тоже особо не заработаешь. В любом случае многое будет зависеть от игроков. При обсуждении нового коллективного соглашения им предложат два варианта. Участвуем в Олимпиаде — один эскроу. Не участвуем – другой, понятно, меньший. Нужен компромисс.

— Мы начали интервью с Дацюка, давайте им и закончим. Как долго Павел намерен играть и останется ли по окончании карьеры в хоккее?
— У Паши год контракта с «Автомобилистом». Пока заканчивать не планирует. Еще сезон, два хочет сыграть точно. Будем смотреть по здоровью. Ведь, помимо всего прочего, Павел – мой лучший друг. Не было дня, чтобы мы не созванивались, не переписывались. Будущее тоже часто обсуждаем. Павлу всегда нравилось возиться с мальчишками. Он уже 10 лет организует летние лагеря для ребят, по 8-9 часов на льду с ними занимается.

Так что, посмотрим. Лично я рекомендовал Паше, чтоб он отыграл сезон в «Детройте». А уже потом возвращался домой. В «Уингз» его готовы были принять. Но Павел решил, как и обещал, вернуться в родной клуб в этом году. Тем более в Екатеринбурге скоро будет новая арена, и он, надеюсь, поможет продать туда несколько экстра-билетов…

Источник

похожие посты

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.