Андрей Рублев: Когда проигрывал, впадал в депрессию

Третья ракетка России на прошлой неделе выступил на турнире в Вашингтоне, во время которого дал интервью корреспонденту «Советского спорта».

«ВСЕ БОЛЕЛО ТАК, ЧТО НЕ МОГ РУКОЙ ПОШЕВЕЛИТЬ»

Две недели назад Андрей Рублев дошел до финала крупного турнира в Гамбурге, где уступил грузину Николозу Басилашвили. После чего сразу же отправился в Вашингтон. Организаторы соревнований в столице США не ожидали появления россиянина. Думали, что он в итоге снимется. Правда, в основную сетку он все равно попал и в первом раунде должен был встретиться с австралийцем Бернардом Томичем. И если Андрей как раз сниматься не стал, то его соперник принял решение отказаться от выступлений в Вашингтоне из-за полученной ранее травмы. В итоге Рублев вышел на корт против Петера Гойовчика, до этого уступившего в квалификации Дональду Янгу. Немец был на пути в аэропорт, когда узнал, что все же сможет выступить в турнире. Вернулся. Сыграл с россиянином. И неожиданно победил – в трех напряженных партиях (7:6 (8:6), 6:4, 7:6 (7:2)). После чего дошел аж до полуфинала!

А Рублев, к сожалению, спустя несколько дней проиграл и в квалификации «Мастерса» в Монреале. Впрочем, мы успели пообщаться еще до его отлета в Канаду.

– Обидно пролететь через океан после финала в Гамбурге и в первом же матче в Вашингтоне уступить теннисисту, который куда ниже стоит в рейтинге (Гойовчик не входил в топ-100, тогда как Рублев на день матча был 49-й ракеткой планеты, – Прим. ред.).
– Это еще что. Здесь я хоть сам немного не дотянул до победы. А вот когда вообще не играешь из-за травм – вот это настоящий кошмар. В прошлом году были проблемы со спиной – я не мог даже общефизические нагрузки переносить и элементарные упражнения делать. Все болело так, что не мог рукой пошевелить. Потом потихоньку боль стала отпускать, начал тренироваться, а все равно чувствовал себя неуклюже. Мяча не чувствовал, не ощущал расстояния до сетки, не получалось просчитать отскок… Выхожу на удар – рука идет в одну сторону, а мяч, почему-то, летит совсем в другую.

Очень трудно было все опять приводить в порядок. А уже в этом сезоне получил травму руки. Вроде, менее серьезную, но все равно потерял без практики два с половиной месяца. Идет турнир где-то, а ты смотришь телевизор и думаешь: вот елки-палки, я бы мог сейчас там играть и выигрывать! Очень переживал на этот счет. Сейчас стало полегче. Левую руку хорошо натренировал, плюс удалось морально восстановиться, что не менее важно. А то ведь была даже депрессия – когда выходишь на корт и проигрываешь, то прямо руки опускаются.

Но я все равно очень люблю теннис, верю в свои силы, и на данный момент могу сказать, что полностью восстановился. Осталось набрать уверенности в матчах с приличного класса соперниками, играть в каждой встрече только на победу, и дальше все само пойдет, как нужно.

– После финала в Гамбурге были особые задачи на Вашингтон?
– Честно говоря, не люблю строить планы и что-то заранее загадывать. Все это – пустая трата времени и нервов. Мое дело – каждый день вести тренировочный процесс, который разработал для меня тренер, и постепенно улучшать свою игру. Если будет получаться, результаты непременно придут. Лучше постоянно прогрессировать, чем где-то блеснуть, а потом опять провалиться вниз в рейтинге.

Сами посудите: в Гамбурге я ничего не планировал – и попал в финал, а мог и вообще выиграть титул. А в Вашингтоне был в прошлом году в полуфинале. И что мне сейчас было от себя требовать? Только победы? В этом случае после вылета в первом раунде я, по идее, должен был бы безумно расстроиться, переживать, что не справился с поставленной задачей… А там глядишь – следующий турнир на подходе. В итоге едешь туда уже обозленный, расстроенный предыдущим поражением, и точно опять проигрываешь. Зачем оно надо?

«ПЕРВАЯ ТРОЙКА НА ГОЛОВУ ВЫШЕ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ»

– Кто вас поддерживал в сложный период, когда пошли травмы и много времени пришлось провести без турниров?
– Конечно, родные и близкие, моя команда. Она у меня большая – восемь человек. Трое из них здесь со мной, в Америке, включая тренера – испанца Фернандо Висенте. Он больше других со мной проводит времени, И всегда первым подсказывает, как и что делать на корте. Так было и в том самом матче в четвертьфинале Открытого чемпионата США, когда я играл с Надалем (в 2017 году, – Прим. ред.)

– Рафаэль тогда очень хорошо отзывался о вашем теннисе. А вот с Федерером и Джоковичем вы пока не встречались…
– Эта первая тройка очень сильна, и пока на голову опережает всех остальных. Но тут вот что надо учесть – общий уровень мужского тенниса, на мой взгляд, быстро растет. Если раньше к 30 годам сильные игроки заканчивали выступления, то сейчас и в 37 лет тот же Федерер всех продолжает обыгрывать и просто поражать своей великолепной формой. Если раньше, скажем, Пит Сампрас выигрывал за счет подачи и выходов к сетке, а Карлос Мойя – за счет великолепного удар справа, то сейчас игроки даже первой тридцатки умеют на корте абсолютно все. И одной какой-то «коронкой» ты ничего не добьешься. Сейчас игроки стала намного профессиональнее, поэтому даже очень талантливым молодым теннисистам крайне сложно что-то выиграть у опытных и титулованных соперников.

Плюс посмотрите: у каждого современного теннисиста топ-30 – целые команды помощников, тренеры по физической подготовке, врачи, массажисты… Ничего подобного раньше не было. Попробуй сегодня какой-то отдельный элемент подготовки упустить – и опустишься в рейтинге очень далеко и очень быстро.

– Тем не менее, при всем при этом, Федерер, Джокович и Надаль продолжают выигрывать все основные турниры. И пока не видно, кто бы мог реально составить им конкуренцию. Может, у вас получится?
– Я был бы не против! Но кое-что надо учитывать заранее даже при очень моем огромном стремлении к победам. По сравнению с недавними временами, сегодня шанс выиграть у сильнейших объективно очень небольшие. Раньше можно было победить, имея один-два компонента, отработанных до автоматизма, и за счет этого брать крупные турниры. Сейчас же это просто невозможно. Все друг друга знают, изучили вдоль и поперек, и в таких условиях должно произойти чудо, чтобы кто-то малоизвестный, как, скажем, в женском туре, взял – да и выиграл «Большой Шлем». Та же первая тройка изучила друг друга так, что иногда мне кажется, они уже надоели друг другу – ведь играют все время в главных финалах только между собой.

Хотя есть и нюансы. К примеру, почему так часто побеждают Надаль и Джокович? Даже будучи в плохой форме, они все равно не опускают ниже очень высокого уровня свою «стандартную», обычную игру. Тот же Рафа имеет чрезвычайно высокий «средний» уровень. Он и при полном провале в игре все равно крутит свои топ-спины, долбит и долбит соперника, и в конце концов затаптывает его в корт. Поэтому даже в плохом настроении на всех турнирах как минимум до четверть- или полуфиналов. Вот это и есть высшее мастерство. К такому надо стремиться и мне, да и любому теннисисту, кто хочет бороться за «Шлемы» и за первое место в рейтинге.

– А Федерер?
– У Роджера сейчас такой уверенности в своих силах, как мне кажется, нет.

– Помимо тенниса, чем еще увлекаетесь в жизни? Не все же время проводите на корте с ракеткой.
– В принципе, мне нравится все, что так или иначе связано со спортом. Люблю играть в настольный теннис, кататься на серфе, водные виды спорта мне очень нравятся. А еще люблю слушать музыку. Причем любую, потому что в ней всегда есть что-то такое, что внутренне обогащает человека.

Источник

похожие посты

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.